» » » » Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы - Леонид Михайлович Абраменко

Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы - Леонид Михайлович Абраменко

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы - Леонид Михайлович Абраменко, Леонид Михайлович Абраменко . Жанр: История. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале kniga-online.org.
Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы - Леонид Михайлович Абраменко
Название: Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы
Дата добавления: 12 июнь 2024
Количество просмотров: 155
Читать онлайн

Внимание! Книга может содержать контент только для совершеннолетних. Для несовершеннолетних просмотр данного контента СТРОГО ЗАПРЕЩЕН! Если в книге присутствует наличие пропаганды ЛГБТ и другого, запрещенного контента - просьба написать на почту [email protected] для удаления материала

Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы читать книгу онлайн

Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы - читать бесплатно онлайн , автор Леонид Михайлович Абраменко

В предлагаемой книге рассматриваются малоизвестные страницы истории Украины и Крыма периода гражданской войны — физическое уничтожение пленных Белой армии, армии УНР, бойцов армии Нестора Махно, представителей гражданского населения всех слоев. Представлены многочисленные уникальные архивные документы, в том числе фотографии, свидетельствующие о разгуле большевистской диктатуры и попрании важнейших законов международного гуманитарного права.
Для широкого круга читателей — от работников сферы науки и образования до школьников и студентов, а также тех, кто интересуется историей развития государства.

Перейти на страницу:

Леонид Михайлович Абраменко

Последняя обитель. Крым, 1920-1921 годы 

Красный террор в Крыму (небольшой экскурс в историю Крыма)

В монографии (1999), посвященной массовому террору в СССР, красный террор в Крыму рассматривался в контексте уничтожения профессиональных военных[1]. Изучив большое количество первоисточников, я пришел к выводу, что первейшим и главным врагом большевизма всегда был вооруженный мужчина, который мог постоять за себя, за свою семью и попранную родину. Этим объясняется уничтожение казачества, прежде всего Кубанского и Донского, и даже голодомор, уничтоживший крестьян, восставших против большевиков в ходе Крестьянской войны 20-х годов XX в. Неудивительно, что уже в первые недели и месяцы существования большевистской власти среди ее важнейших практических задач было выявление бывших военных, в первую очередь офицеров царской армии, а вслед за ними — войск УНР, гетмана и армии добровольческой. Когда их удавалось арестовать, их ликвидировали.

Для большевиков-ленинцев офицер, стоявший на страже традиционной культуры, был врагом и только врагом. Уже в самый первый день захвата власти в Петрограде, 25 октября / 7 ноября 1917 г., Петроградский военно-революционный комитет отдал приказ: «Офицеры, которые прямо и открыто не присоединились к совершившейся революции, должны быть немедленно арестованы, как враги»[2]. Ленин писал: 

«Когда мне недавно тов. Троцкий сообщил, что у нас в военном ведомстве число офицеров составляет несколько десятков тысяч, тогда я получил конкретное представление, в чем заключается секрет использования нашего врага: как заставить строить коммунизм тех, кто являлся его противниками, строить коммунизм из кирпичей, которые подобраны капиталистами против нас!»[3].

Исповедуя сугубо людоедскую, человеконенавистническую философию, Ленин говорил не о конкретном офицере, который совершил, предположим, то или иное преступление. Врагом он считал, как видим, каждого офицера. Даже тот офицер, который пошел к большевикам на службу, оставался, таким образом, их врагом, только его временно терпели и «использовали». Иначе говоря, даже таких офицеров следовало уничтожать, пока потребность в них не отпала и не подросли свои специалисты. Так и случилось. Офицеры-коллаборанты были ликвидированы в 1930—1931 гг. в ходе чекистской операции «Весна»[4], носившей откровенную антироссийскую направленность. В свое время генерал Д.А. Волкогонов размышлял: «Перечислять, кого и что не любил Ленин, можно очень долго. Он не любил весь старый мир»[5].

Массовый, причем явственно организованный характер приобрели убийства военных, оставшихся на родине после выхода врангелевской армии на эмиграцию, в Крыму в 1920—1921 гг. Характерно, что условия сдачи, которые предложил Врангелю «реввоенсовет» Южного фронта, показались Ленину «непомерной уступчивостью»[6]. В результате проведенных операций были расстреляны несколько десятков тысяч человек — разные авторы называют от 50 до 120 тыс.[7] В последнее время была определена «точная цифра» — 96 тыс.[8]

Штурм Перекопа красными начался 7 ноября 1920 г. Уже 8-го войска перешли через Сиваш на Литовский полуостров, 9-го взяли Турецкий вал, 11-го захватили Чонгар, а вслед за ним и укрепления возле Юшуни. 14 ноября последний русский пароход с эвакуированными войсками генерал-лейтенанта Петра Николаевича Врангеля (1878—1928, скончался в Брюсселе) вышел из Феодосийского залива[9]. 13 ноября без боев был занят Симферополь. 15-го, преследуя врангелевцев, большевики взяли Севастополь. 16 ноября вступили в Керчь и Феодосию[10].

В первую очередь были образованы, причем довольно специфическим образом, органы власти. Прежде всего 16 ноября 1920 г. на совместном заседании членов «реввоенсовета» VI армии Южного фронта и Крымского областного комитета РКП(б) был создан Крымский революционный комитет. Председателем «реввоенсовета» был командующий Август Иванович Корк (1887—1937, расстрелян); членами — Владимир Петрович Потемкин (1874—1946), Георгий Леонидович Пятаков (1890—1937, расстрелян). В свою очередь, секретарем Крымского комитета РКП была в ту пору Розалия Самойловна Самойлова (Залкинд, Землячка, 1876—1947). Как видим, механизм создания «ревкома» менее всего напоминал о демократии, а имел характер обыкновенного заговора. В Феодосийском уезде только в сельской местности подобным же образом было организовано 100 волостных и сельских ревкомов, имевших, разумеется, всю полноту власти.

Итак, председателем крымского ревкома стал международный авантюрист Бела Кун (1886—1939, расстрелян)[11], его заместителем — Юрий Петрович Гавен (Ян Эрнестович Дауман; 1884—1937, расстрелян), членами — бывшие члены Временного рабоче-крестьянского правительства Крыма 1919 года — бывший нарком продовольствия С. Давыдов (Вульфсон), земледелия — С. Идрисов, иностранных дел — С. Меметов, а также член армейского «реввоенсовета» Адольф Михайлович Лиде (1895—1941). По позднейшему признанию тогдашнего ректора Таврического университета В.И. Вернадского, «структура власти была странная и для меня неясная тогда и теперь»[12].

Тогда же (как подчеркнули С.Н. Киржаев и его соавторы, «еще в Мелитополе») председатель этого ревкома Бела Кун подписал приказ № 1, состоявший всего из двух пунктов: первый — о переходе «всей» власти на территории Крыма «впредь до избрания рабочими и крестьянами Крыма Советов» в руки Крымского революционного комитета. Пункт второй предупреждал жителей, что уклонение от подчинения новой власти будет рассматриваться как саботаж и преследоваться со всей строгостью[13], в чем никто, впрочем, не сомневался.

Сразу после этого на полуострове начались погромы. Известно, что в Феодосии большевики захватили в плен 12 тыс. человек[14]. 16 ноября был сформирован военно-революционный комитет Феодосийского уезда, который расположился в отеле «Астория». По приказу упомянутого Белы Куна председателем его было назначен некий Жеребин. На второй день по городу был расклеен приказ № 4 Крымревкома: «[...] всем офицерам, чиновникам военного времени, солдатам, работникам в учреждениях Добровольческой армии [...] явиться для регистрации в трехдневный срок [...]. Не явившиеся будут рассматриваться как шпионы, подлежащие высшей мере наказания по законам военного времени». Под приказом стояли подписи председателя Крымревкома Белы Куна и управляющего делами Яковлева. Регистрацию проводили в отеле «Астория», в особом отделе 9-й дивизии РККА и в городской комендатуре, расположившейся на даче Месаксуди.

Людей распределяли по двум категориям: бело-красные, т.е. те, кто хоть немного служил в РККА, и «совершенно белые». Партии последних (от 100—150 до 300 человек) каждую ночь выгоняли на мыс Святого Ильи и за городское кладбище, где их расстреливали

Перейти на страницу:
Комментариев (0)
Читать и слушать книги онлайн